Алгоритмы на смену судам: как ИИ оставляет без работы юристов

Posted on - Просмотров:

Новые юридические стартапы механизировали весь процесс с помощью ИИ, но дело в том, что закон теперь будет на стороне тех, у кого самый большой компьютер с лучшим алгоритмом.

Еще в 1980-х, прежде чем американцы обеспокоились тем, что алгоритмы управляют их жизнью, социолог и психолог Шерри Тюркл (Sherry Turkle) попросил группу студентов MIT рассказать, что они думают о компьютерном судействе. Будет ли это идеал юстиции — поистине беспристрастный мозг, определяющий справедливый результат при любых обстоятельствах? Или же напротив безжалостная машина?

Ответы студентов варьировались в зависимости от расы. Белые студенты, как правило, отнеслись к такому изобретению с опаской. Афро-американские же —  смотрели на это иначе, но не потому, что больше доверяли компьютерам, а из-за расовых предрассудков у лиц, наделенных властью.

Читайте: 11 шагов разрушения Интернета 

Это было не первое обращение к юридической технологии. Интерес к этой теме возник с самим появлением ИИ еще в 1950-х. Когда Стэнфордского исследователя Джона МакКарти (John McCarthy) на дебатах 1973 года с Джозефом Вайзенбаумом (Joseph Weizenbaum), профессором компьютерных наук MIT и скептиком по отношению к ИИ спросили: «Что знают судьи, что мы не можем в конечном итоге поместить в компьютер?», он ответил: «Ничего». В 1977 году профессор Северо-западного права Энтони Д’Амато (Anthony D’Amato) в юридической колонке хорошо отозвался об идее компьютерного судейства, в случае, если возвышенная цель последнего — оправдать идею США как страны, управляемой «законом, а не мужчинами».

Увы, судей-роботов по-прежнему нет. Вместо этого исследование Силиконовой долины, начавшееся с утопического обещания, в конечном итоге превратилось в практические рыночные технологии. В настоящее время в Соединенных Штатах действует не менее 600 юридических техностартапов, многие из которых используют ИИ для поиска новых патентных заявок и помогают адвокатам подбирать лучшие кейсы для своих клиентов, основываясь на предыдущем опыте. Некоторые из наиболее перспективных, таких как Ravel Law, юридическая фирма по исследованиям и аналитике, идея которой родилась в общежитии Стэнфорда в 2012 году, и собрала 14 миллионов долларов венчурного капитала, была «съедена» правовой базой и гигантами рынка Westlaw и LexisNexis. (Lexis купил Ravel за неизвестную сумму в прошлом году.)

Читайте: Стратегия работы с прайс-агрегаторами: что продвигать и сколько тратить

Вопрос в том, уменьшат ли эти новые юридические стартапы расовое неравенство или же наоборот. Беспокоит то, что в других областях ИИ этих проблем становится все больше. Речь идет и о расово предвзятых результатах поиска в Google, и о продвижении роботизированных технологий, которые неуклонно отбирают рабочие места у рабочего класса.

Спустя семь лет после первоначального изучения компьютерного судейства, Тюркл вернулся к этому вопросу с поразительными результатами. К 1990-му студенты из числа национальных меньшинств поняли, что компьютеры часто усваивают человеческие предвзятости, и поэтому уверены, что компьютерный судья «будет обладать все теми же ужасными предрассудками, что и человек», как сказал один из студентов Тюркла. «Это бы и не улучшило ситуацию, но и хуже бы не стало» — сказал он. Сегодняшние юридические техностартапы могут нести в себе те же риски, потенциально увековечивающие и, возможно, даже усугубляющие структурное неравенство в правовой системе Америки.

Читайте: В первую очередь — уволить всех руководителей

Но все началось раньше. Основанные в 1970-х годах, Westlaw и LexisNexis стали стартапами своего времени, открывая новый доступ к юридическим исследованиям с помощью технологических новшеств. Но это были (и остаются) дорогостоящие услуги, которые увеличивали стоимость и без того недешевой практики права, недоступной для бедных. «Правовая система не отвечает потребностям тех, кого она предназначена обслуживать», — говорит Роберт Амброги (Robert Ambrogi), адвокат из Массачусетса, который отслеживает рост юридических технологий.

Читайте: Как найти сотрудников в IT-компанию: правило №1 для всех HR

Да и сами исследования, а также автоматизация сегодня значительно уменьшают потребность в определенном типе рабочих, которые занимаются поиском и сбором информации: компьютеры справляются с этими задачами лучше и определенно дешевле. Но такая смена означает меньшее количество рабочих мест на нижних ступеньках юриспруденции, которые, как правило, занимают женщины — такая вот очередная форма неравенства.

Конечно, стартапам не до этого. По их мнению, продукт улучшает практику закона, устраняя возможную человеческую ошибку. «Эффективность и справедливость идут рука об руку», — говорит Итай Гурари (Itai Gurari), исполнительный директор Judicata, стартапа в Сан-Франциско.

Программное обеспечение Judicata делает вещи, которые не могут выполнять параюристы (представители «скорой» правовой помощи): оно анализирует судейские решения с высокой точностью, оперируя огромными объемами данных, чтобы помочь ответить на конкретные вопросы. В дополнение к очистке юридической информации от ошибок, оно предлагает наиболее эффективные прецеденты. Наконец, Judicata также может предсказывать вероятность того, чей аргумент на суде перевесит.

Читайте: Час расплаты «Пользовательских соглашений»

Новые юридические стартапы механизировали весь процесс с помощью ИИ, но дело в том, что закон теперь будет на стороне тех, у кого самый большой компьютер с лучшим алгоритмом. Вы можете играть на фондовом рынке без технологий, предсказывающих результат (так поступают миллионы людей), но трейдер-любитель не может конкурировать с фирмами, владеющими алгоритмами. Похоже, правосудие вступает в новую и опасную фазу, когда технология становится оружием, которое будет использоваться среди элитных юридических фирм.

По материалам The New Republic

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *