Докапитализация Укрэксимбанка на 7 млрд. Зачем трижды платить за одно и то же

25.09.2020 - Просмотров: 52

В продолжение вчерашней дискуссии о почти 7-миллиардной докапитализации "Укрэксимбанка", которая была объявлена Кабинетом Министров вчера.

Зачем понадобилось такое огромное увеличение капитала банка?

Вопрос разумный.

Во-первых, у "Укрэксимбанка" сейчас вполне достаточный запас прочности. По состоянию на 1 сентября 2020 г. норматив достаточности регулятивного капитала Н2 банка составлял 15.15% (при минимально допустимых 10%), а норматив достаточности основного капитала Н3 — 9.19% (при минимально допустимых 7%).

Во-вторых, докап сделан в основном для тех неработающих кредитов, по которым Укрэксим уже получал дополнительный капитал в 2016 и 2017 годах (данные кредиты были признаны неработающими и зарезервированы). Соответственно, вопрос в том, почему вы должны платить три раза за одно и то же.

Что влияет на регулятивный капитал банка? В частности, что съедает регулятивный капитал банка, что более актуально в случае Exim?

В общем, есть три составляющих. Первая — это операционные убытки. Вторая — это резервы под ожидаемые убытки по кредитам и другим активам. Третья — рост непокрытого кредитного риска (превышение кредитного риска над резервами по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО)).

  1. Убыток по простому — превышение процентных, комиссионных и административных расходов банка над его процентным и комиссионным доходом (можно также добавить сальдо доходов/расходов от торговли иностранной валютой и ценными бумагами, не важно).

Еще проще — когда процентов по кредитам и комиссий за обслуживание недостаточно для покрытия процентов по депозитам и расходов на персонал, оборудование, офис и т.д. Укрэксим, к сожалению, в 2020 году является операционно убыточным — минус 645,6 млн. за полгода, даже несмотря на большой купонный доход от гособлигаций, полученный в результате предыдущих волн докапитализации.

За 2019 год операционная прибыль "Укрэксима" составила 15 млн. грн. Для банка такого масштаба это пустяки. Ситуация, скорее всего, улучшится во втором полугодии, но очень вероятно, что банк понесет операционный убыток в 2020 году. Это, конечно, уменьшит его капитал.

  1. Увеличение резервов по МСФО

"Эмпирическое правило" — чем больше кредитов выдается, тем выше резервы. Акциз не настолько гиперактивен в кредитовании, а прирост резервов в 2020 году у банка небольшой (по банковским меркам) — +1,35 млрд. грн. за первое полугодие, большая часть из них (1,7 млрд.) во втором квартале (нет, я не знаю, Укравтодор это или что-то другое). Скорее всего, во втором полугодии динамика будет аналогичной, в общей сложности от одного до двух миллиардов дополнительных резервов будет съедено.
Хорошо, допустим, миллиард резервов — это вполне возможная сумма для банка, а запаса капитала на начало сентября достаточно, чтобы покрыть эти потери и не нарушить нормы достаточности капитала в 10%/7%. Так откуда же взялись старые кредиты и при чем здесь они?

Поэтому мы плавно переходим к важнейшей составляющей dokap Exim — росту кредитного риска. Точнее, непокрытый кредитный риск.

  1. Кредитный риск

Немного упрощенный Ликбез. Существуют требования Международных стандартов финансовой отчетности для банков, есть так называемые пруденциальные требования, то есть требования регулятора. Как правило, и почти во всех аспектах они очень похожи, но могут отличаться. Я не буду рассказывать вам все детали, а также все нюансы и манипуляции (корректировка кредитного риска для резервов, корректировка резервов для кредитного риска, все эти безжалостные бухгалтерские манипуляции, которые не влияют на денежный поток банка, кроме как в виде увеличения бухгалтерских зарплат и аудиторских сборов).

Но дело в том, что банки обязаны вести как МСФО, так и пруденциальную, т.е. нормативную, отчетность одновременно.

Если пруденциальные резервы, представляющие собой один и тот же кредитный риск, выше резервов МСФО, банк должен дополнительно уменьшить капитал на величину разницы — это не бухгалтерский убыток банка, он не включается в отчет о прибылях и убытках, а непосредственно влияет на капитал.

Какое отношение это имеет к старым кредитам?

До 2014 года Укрэксимбанк имел возможность использовать много кредитов, в основном валютных, различным предприятиям, которые по разным причинам прекратили обслуживание этих кредитов в 2015-2016 годах. Когда "Укрэксимбанк" созреет для открытия портфеля неработающих кредитов, общественность увидит, что хорошо, если половина кредитов — как в компаниях, так и в цифрах — будет связана с экспортом-импортом туда"Кредитный портфель Exima легко прослеживается в истории правления и советов банка", — грустно пошутил когда-то очень умный человек. Понятно, что эти кредиты были признаны неактивными, зарезервированы, а под них был выделен дополнительный капитал — те же самые волны до 2016-2017 годов. Тогда банк просто перестал что-либо делать с этими кредитами — они были просрочены и достаточно "умерли так мертвы".

Но есть нюанс.

Валюта и залог.

Как это работает. Гипотетический пример. Выдан валютный кредит в эквиваленте, например, 2 млрд. грн. Залог за него, после всех корректировок, оценивается в 1 млрд. грн. Кредит пошел в дефолт (т.е. простаивал), общий кредитный риск (и резервы) по нему — 1 млрд. грн (стоимость кредита минус стоимость обеспечения).

Валюта. Предположим, что национальная валюта несколько девальвировалась, а тот же кредит, с учетом девальвации, уже 2.5 млрд. грн. Соответственно, банк имеет убыток (и влияние на капитал) еще 500 млн. грн.

Залог. Если с ними не работать, как ни странно, ипотеки дешевеют. Первые два года после того, как кредит простаивает, залог при расчете кредитного риска может быть оценен в 100% от оценочной стоимости. Третий год — не более 70%. Четвертый год — не более 50%. Начиная с пятого года залог обнуляется. Разумеется, для целей оценки кредитного риска. Именно так залог может стоять, плавать, работать, даже мурлыкать.

Логика проста — если в течение четырех лет банк не мог ничего сделать, чтобы взять залог, то этот залог ничего не стоит. Кстати, это очень мягкое правило. Например, в Италии залог теряет половину своей стоимости во второй год, а через два года (а не четыре, как у нас) он обнуляется.

Всего, если банк ожидает девальвации (а кто нет), он ожидает увеличения балансовой стоимости своих неработающих кредитов — и это прямой убыток.

И если прошло четыре года с момента признания кредита неработоспособным, стоимость обеспечения по таким кредитам будет равна нулю — кредитный риск увеличится. И убыток, и кредитный риск вместе упадет на капитал. И это произойдет в январе 2021 года, когда пройдут четыре года со дня вступления в силу постановления НБУ № 351, которое регулирует расчет кредитного риска. Документ действует с начала января 2017 года, в общей сложности в начале января 2021 года все залоги более чем на четыре года неработающих кредитов Exima будут стоить ноль.

Не могу сказать, сколько там залогов, но количество неработающих корпоративных кредитов Укрэксима достаточно публично, так же как и кредитный риск по ним. Если предположить умеренную девальвацию гривны, примерно до 29,3 грн./$ и обнуление залога (то есть сумма КР по дефолтным кредитам будет равна сумме этих самых дефолтных кредитов), то в конце концов запрошенные дополнительные 6,8 млрд. грн. будут высвобождены.

Даже под старые и уже дважды наполненные деньгами налогоплательщиков (т.е. нашими) кредитами.

Всего, докап, другие постоянные факторы, как бы печально это ни было. Банк во втором полугодии просто не будет зарабатывать столько, чтобы блокировать рост кредитного риска в результате обесценения залогового обеспечения и ожидаемой весьма вероятной девальвации

Кредит онлайн на карту по лучшим условиям
Свыше 20 лучших финансовых предложений
Читайте также